• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: монтень (список заголовков)
19:57 

Мишель де Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
И, в самом деле, заботы и издержки наших отцов не преследуют другой цели, как только забить нашу голову всевозможными знаниями; что до разума и добродетели, то о них почти и не помышляют. Крикните нашей толпе о ком-нибудь из мимоидущих: "Это ученейший муж!", и о другом: "Это человек, исполненный добродетели!", - и она не преминет обратить свои взоры и свое уважение к первому. А следовало бы, чтобы еще кто-нибудь крикнул: "О, тупые головы! Мы постоянно спрашиваем: знает ли такой-то человек греческий или латынь? Пишет ли он стихами или прозой? Но стал ли он от этого лучше и умнее, - что, конечно, самое главное, - этим мы интересуемся меньше всего. А между тем, надо постараться выяснить - не кто знает больше, а кто знает лучше".
Мы трудимся лишь над тем, чтобы заполнить свою память, оставляя разум и совесть праздными. Иногда птицы, найдя зерно, уносят его в своем клюве и, не попробовав, скармливают птенцам; так и наши педанты, натаскав из книг знаний, держат их на кончиках губ, чтобы тотчас же освободиться от них и пустить их по ветру.

@темы: Монтень, (с)

19:29 

Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
Можно было бы, пожалуй, признать сон, лишающий нас возможности действовать и чувствовать, чем-то ненужным и противоестественным, если бы не то, что с его помощью природа показывает нам, что она предназначила нас в такой же степени для жизни, как и для смерти.

@темы: (с), Монтень

14:56 

Мишель де Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
Чтобы вместить в себя столько чужих мозгов, и, к тому же, таких великих и мощных, необходимо (как выразилась о ком-то одна девица, первая среди наших принцесс), чтобы собственный мозг потеснился, съежился и сократился в объеме.
Я готов утверждать, что подобно тому, как растения чахнут от чрезмерного обилия влаги, а светильники - от обилия масла, так и ум человеческий при чрезмерных занятиях и обилии знаний, загроможденный и подавленный их бесконечным разнообразием, теряет способность разобраться в этом нагромождении и под бременем непосильного груза сгибается и увядает. Но в действительности дело обстоит иначе, ибо чем больше заполняется наша душа, тем вместительнее она становится.

@темы: Монтень, (с)

11:30 

Мишель де Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
Люди не видят различия между памятью и способностью мыслить, и это значительно ухудшает мое положение.

@темы: (с), Монтень

23:04 

Мишель де Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
Плутарх говорит по поводу тех, кто испытывает чрезмерно нежные чувства к собачкам и обезьянкам, что заложенная в нас потребность любить, не находя естественного выхода, создает, лишь бы не прозябать в праздности, привязанности вымышленные и вздорные.

@темы: (с), Монтень

09:11 

Мишель де Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
Людей, как гласит одно древнегреческое изречение, мучают не самые вещи, а представления, которые они создали себе о них. И если бы кто-нибудь мог установить, что это справедливо всегда и везде, он сделал бы чрезвычайно много для облегчения нашей жалкой человеческой участи. Ведь если страдания и впрямь порождаются в нас нашим рассудком, то, казалось бы, в нашей власти либо вовсе пренебречь ими, либо обратить их во благо. Если вещи отдают себя в наше распоряжение, то почему бы не подчинить их себе до конца и не приспособить к нашей собственной выгоде? И если то, что мы называем злом и мучением, не есть само по себе ни зло, ни мучение, и только наше воображение наделяет его подобными качествами, то не кто иной, как мы сами, можем изменить их на другие. Располагая свободой выбора, не испытывая никакого давления со стороны, мы, тем не менее, проявляем необычайное безумие, отдавая предпочтение самой тягостной для нас доле и наделяя болезни, нищету и позор горьким и отвратительным привкусом, тогда как могли бы сделать этот привкус приятным; ведь судьба поставляет нам только сырой материал, и нам самим предоставляется придать ему форму. Итак, давайте посмотрим, можно ли доказать, что то, что мы зовем злом, не является само по себе таковым, или, по крайней мере, чем бы оно ни являлось, - что от нас самих зависит придать ему другой привкус и другой облик, ибо все, в конце концов, сводится к этому.

@темы: Монтень, (с)

11:46 

Мишель де Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
И чтобы привести еще более примечательное свидетельство человеческой суетности, укажем на один случай, отмеченный древними, а именно, что Диодор Диалектик умер во время ученого спора, так как испытал жгучий стыд перед своими учениками и окружающими, не сумев отразить выставленный против него аргумент.

@темы: Монтень, (с)

13:58 

Мишель де Монтень, "Опыты"

Барменам и психиатрам прекрасно известно, что нет ничего более странного, чем правда. (с)
Изумительно суетное, поистине непостоянное и вечно колеблющееся существо - человек.

@темы: (с), Монтень

La double vie de Véronique

главная